Религиозно-философские основы истории. Л.А.Тихомиров. Отд.X Завершение круга мировой эволюции. ПРИЛОЖЕНИЕ № 20 Египет, Халдея, Персия, друиды

Исаич

куратор
Команда форума
15 Сен 2019
218
4
18
52
СПб. Центр.
ПРИЛОЖЕНИЕ


№ 20 Египет, Халдея, Персия, друиды


ЕГИПЕТСКОЕ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ БОГА

Взято у Менара (Гермес Трисмегист. С. XXXVI-след.), а он цитирует по De Ronge. Etude dur le Rituel funeraire des Egiptiens (Revue Archiologique, 1856, p. 357).

(Menard. Etude sul l’origme des livres hermetiques, p. XXX, XXXI, XXXVI, XXXVII)

«Де Роже замечает, что почти все глоссы Rituel funeraire египтян всё, составляющее существо высшего божества, приписывают Ра, который на египетском языке есть ни что иное как солнце».

«Верование в единство высшего существа (Etu Supreme) никогда не было вполне заглушено политеизмом в Египте. Одна Берлинская стела XIX династии называет его «единственный живой в существе». Другая стела того же музея той же эпохи называет его «единственная вечная субстанция» (le seul vivant en substance) и далее «единственный рождающий (generateur) на небе и на земле, который сам не порожден». Доктрина единого божества в двойной личности отца и сына была точно так же сохранена в Фивах и Мемфисе. Та же Берлинская стела, происходящая из Мемфиса, называет его «Бог, делающий себя Богом, существующий сам по себе (из себя: par lui шкше), рождающий (породитель: generateur) с самого начала». Фивское поучение (le con) выражается в почти тождественных словах относительно Амона Гаррисовского папируса: «существо (бытие: etu) двойное», «рождающий с самого начала», «бог, делающий себя богом», «порождающий сам себя». Особенное действие, приписываемое личности сына, не уничтожает единства. В этом смысле, очевидно, Бог называется иа еп иа (один из одного), l’un de ип (единственный из единственного), что впоследствии Ямвлих выразит довольно точно термином яротск; той ярсотоу беоо, который он прилагает ко второй божественной ипостаси».

Некоторые тексты называют бога «Господин» («Владыка всего сущего и не сущего»: des etus et no etus), может быть, точнее: всех проявлений бытия и небытия).

Примечание: Божество - одновременно и нераздельно - отец и сын, «смотря по тому, с какой стороны смотреть на тайну», как выражается де Роже. Это означает, очевидно, что если смотреть на рождающего, на исходный пункт, то он есть отец, а если смотреть на происходящее, рождающееся, то он есть сын. Но рождающее рождает само себя, так что это одно и то же явление или существо: породившееся есть то же самое существо, которое породило. Вероятно, по аналогии, можно сказать, что моя мысль есть я сам, частное проявление меня самого.

(Из Louis Menard. Hermes Trismegiste).

ЗАМЕТКИ

Рагозина. Древнейший Египет. С. 34.

«На некотором расстоянии от Гизы, недалеко от деревни Саккара находится пирамида древнее других, построенная террасами подобно зиккуратам вавилонским и ассирийским и подобно им поставленная так, что к четырем сторонам света обращены не фасы ее, а углы.

Примечание. Египетские пирамиды стояли к северу, югу, востоку и западу - фасами.

Это обстоятельство сильно говорит в пользу мнения тех ученых, которые утверждают, что в невероятно древнее время существовали сношения между двумя долинами Тигра и Евфрата и Нила, и что на египетской культуре сильно отозвалось влияние культуры шумеро-аккадской. В том же, последняя - древнейшая, весьма немногие ученые ныне сомневаются».

ШАНТЕПИ ДЕ ЛА СОССЕЙ

Статья Г.О. Ланге «Египет» (С. 159-160).

Первичным принципом, из которого возникла вся жизнь, египтяне, как и некоторые другие народы, почитали воду. Эта первичная вода, называвшаяся Нун, содержит все мужские и женские зародыши. По мнению одних, Ра возник из этой воды. По другому воззрению, он вышел из яйца в образе птицы или юноши. Из всех космогоний мы ближе всего знакомы с Гелиополитанской, которая имела наибольшее значение и распространение и вместила в себе все древнейшие воззрения, бывшие в ходу в Нижнем Египте. Согласно ее учению, мир был сотворен и приведен в порядок девятью богами, составлявшими великий Гелиополисский божеский цикл. Разумеется, местный бог Тум является первичной причиной. В начале существования он один и находился в хаосе или первичной воде. Затем он посредством самооплодотворения произвел на свет Шу и Тефнет. Кеб и Нут (земля и небо) лежали в первичной воде, крепко обнявшись друг с другом. Шу проник между ними, поднял Нут кверху и ал возможность солнцу начать его ежедневный путь по небу. Первоначальное значение Шу и характер Шу определить довольно трудно, что касается Тефнет, она является просто как женское дополнение к Шу, искусственно созданное теологией. На основании этимологических объяснений она впоследствии признавалась олицетворением росы, а Шу - слоем воздуха, отделившим небо от земли. Кеб и Нут, в свою очередь, произвели Озириса, плодородную землю с Нилом, и Сэт - пустыню, вместе с двумя сестрами Изидой и Нефтис. Этим закончилось устройство мира...

«Древнеегипетскую теологию нельзя рассматривать как особый род тайного учения. Многие исследователи по примеру древних греков полагали, что египетские жрецы обладали тайной наукой, которую они тщательно скрывали от непосвященных. О подобной тайной науке памятники не сохранили никаких следов. Правда, ученые и больше всего жрецы придавали грубым чувственным представлениям возвышенный смысл и значение, и даже существовало особое учение, способствовавшее развитию символических объяснений. Тем не менее, теология, игравшая в Египте столь важную роль, не была каким-нибудь тайным учением для посвященных. Религиозные писания были открыты для всех и доступны, чтобы вникнуть в эти рассуждения. Древнеегипетская теология вовсе не успела отрешиться еще от грубого фетишизма. Пантеистическая теология нового царства не может быть названа тайным учением, так как она была изложена в легко доступных писаниях. Если в текстах нередко встречается как будто мистический язык, чему Бругш придает особое значение, то эти места представляют или поэтические картины и мифические и мистические намеки, которые древним казались далеко не такими мистическими, как нам, или это фантастическая игра слов, которая иногда была, вероятно, непонятна и для самого автора. Таинственное письмо, встречающееся иногда в эпоху нового царства, например в Фивских царских гробницах, не имеет, без сомнения, никакого отношения к тайному учению. Различия между экзотерическим и эзотерическим учениями в Египте нельзя установить». (С. 113-114)

Глава IV. Религиозная система магических книг Аккада

С. 125. В магических книгах Аккада мы попадаем в иной мир. Тут говорят не о тех богах, что в Вавилоне...

С. 134. Аккадская магия основана на верованиях в бесчисленных личных духов, распространенных во всех уголках природы и то смешиваемых с предметами, ими одушевляемыми, то отделяемых от них. Это, конечно, одна из самых грубых концепций сверхъестественного и неведомой силы и также одна из самых примитивных, потому что она приближается к фетишизму и заключает значительную долю его в слепом доверии к талисманам и их таинственной силе...

Стр. 144. Есть три этапа мира: небо, земная поверхность и нижняя бездна. К ним относятся три главных божества: Анна, Эа и Мульго. Впоследствии они уподоблены богам высшей триады Халдео-Вавилона - Анну, Нуах и Бел. Но в действительности, исключая Эа, их первичная концепция глубоко отлична от позднейшей религии.

Стр. 145. Имя Эа означает жилище (еа - дом). ...Он владыка земной поверхности (мюль Ки), а также атмосферы... «Аккадцы рассматривают влажный элемент как двигатель всякой жизни, источник всякого порождения... Эа был тесно связан с влажным элементом... вода и духи воды - его дети... Ему не отводится роль отца, но как он сам вечно рождается в недрах влажного элемента, то его называют иногда происшедшим от богини Риа, имя которой означает «волна» или «струя» (риа значит «течь»). Его обычное пребывание в окружающей землю воде.

Ленорман

Эну (Нуах) и Эну (Бел). Вообще Ленорман (С. 107) заявляет, что неоплатоники «были очень точно осведомлены в азиатских регионах».

Каждому божеству высшей триады соответствует женское божество, которое было его раздвоение, пассивная форма и, беря выражение многих надписей, «отражение» (С. 105).

После первой триады серия эманаций продолжается, является вторая триада. Личности первой триады имеют характер общий и неопределенный. Личности второй имеют характер чисто звездный и представляют определенные небесные тела: Син - Луна (сын Бела), Санас - Солнце (сын Нуаха), Бин - бог атмосферы (сын Ану).

Они все имеют супруг. «Халдеовавилоняне, как и сирофиникияне, не допускали божества без раздвоения его субстанции в принципе мужском и женском» (С. 107). Затем идут планетные боги для Сатурна, Юпитера, Марса, Венеры и Меркурия. Все мужские боги имеют богинь, а Истар (Иштар ?) (Венера) имеет супруга Таммуза, впрочем, у нее много любовников и приключений.

Всех великих богов 12, затем множество мелких. В одной плитке насчитывается 7 верховных богов (2 триады и Белита), 50 великих богов неба и земли, 300 духов небес и 600 духов земли (С. 112).

Религиозная эволюция, выработавшая эту систему, закончилась около 2000 лет до Р.Х. (Саргон I). При первых династиях Халдеи нет следов ученой классификации (С. 114).

Рагозина. История Халдеи. С. 184.

«Шумеро-Аккадьяне верили в чародеев и колдунов, злых людей, умевших подчинить себе силы тьмы и зла и через них насылать по своей воле смерть, недуги и всякие напасти. Это делалось разного рода ворожбой: сглазом, заговором, питьем из трав, приготовленным с разными заклинаниями и обрядами... Были люди, одаренные от природы лихим глазом... Но страшнее всех злых чар было то, что впоследствии было названо «симпатической магией», а именно изготовление небольшой фигурки из воска, глины и чего угодно и нанесение этой фигурке той участи, которая назначалась изображаемому ею человеку. Например, чтобы извести человека лихорадкой или другим медленным недугом, восковой фигурке давали тихонько таять у огня. Если фигурку топили в воде, то человеку не миновать было такой же участи. Таких кукол иногда зарывали в землю, чаще всего под порогом, опутывали веревками с туго стянутыми узлами, закалывали или сжигали».

(Это взято автором у Франс. Ленормана.) Из плиток Британского Музея (из Ниневийского царского архива). Генри Раулинсон и Джордж Смит: видны «формулы для заклинания всевозможных бесов и демонов».

(Рагозина. С. 187.)

С мольбами об этом обращались особенно к Мирри Дуги (благой дух, сын бога Эа). Образцы заклинаний (С. 196).

Делали иногда такую же фигурку и отсылали чары обратно к чародею: «Я по повелению властелина всяких чар Мирри Дуги колдуна и ведьму опутаю, как веревками, изловлю, как в клетке, свяжу, как узами, и т.д.». Этим и излечивали. (С. 193)

Эти заклинательные слова записывались, и их носили на себе. Так составлялись талисманы. Из ткани с заклинательными словами, из глины, из камня были фигурки богов. Многие изваяния на дворцах были также талисманами. Крылатые быки - это были изображения духов-хранителей Кирубу (по-еврейски керубим; с. 193).

Употреблялись печатные цилиндры с надписями. Волшебная сила сообщалась им словами волхвов при соблюдении обрядов. Между 040 прочим, было средство Мирри Дуги против бесов - именно «Возьми ила морского и вылепи из него Намтара. Положи человека на спину, сперва омыв его, изображение положи на голый живот. Сообщи ему мою волшебную силу и обрати оное лицом к западу, дабы злой Намтар, обитающий на его теле, избрал себе другое жилище. Мое слово крепко» (197).

Есть такое-то всесильное божественное имя, которое не произносится. Для Эа достаточно сказать только, что он скажет его Мирри Дуги, и это уже устрашает бесов и прогоняет.

В Вавилонский период, при некотором преобразовании религиозных представлений, волхвы и чародеи были сохранены в числе жрецов. «Что древняя система волхвования оставалась в полной силе, доказывается содержанием первых двух частей сборника, составленного при царе Саргоне Аккадском, и заботливостью, с которой его переписывали, переводили и толковали до гораздо более поздних времен, о чем свидетельствует копия, изготовленная для Ниневийского царского книгохранилища (С. 290).

ИРАНСКАЯ КОСМОГОНИЯ

До нас дошли такие ничтожные остатки Зенд Авесты, что трудно восстановить представление древнейших иранцев о космогонии и Создателе вселенной. У них, конечно, было общеарийское миросозерцание, но в чем оно?

По Рагозиной (История Мидии. С. 73), само слово Ахура Мазда (Ормузд) есть ничто иное как Азура Ригведы. «Санскритское слово Асура, согласно закону иранского произношения, превращается в Ахура, но смысл тот же - Владыка, Господь». Что касается слова Мазда, то это значит «всеведущий». Это то же, что в Ведийских богах Варуна. Значит, у иранцев осталось то же божество, которое в Ведах вспоминается как Азура Дьяус Питар.

Что создавал Ахура Мазда? О нем есть выражение «О, Создатель вещественного мира» (С. 153). Есть заявления самого Ахура Мазды о том, что он сотворял разных других богов (С. 91) - Boxy Мано, Аша Вахишта, Митра, и при именах этих богов ставится эпитет «созданный Ахурой». Ахура - святой и бессмертный. В противоположность Ангра Маинью (Ариман), он называется особенно часто Спента Маинью (святой Дух).

Но откуда взялся Ангра Маинью?

БРОКГАУЗ. Статья «Парсизм»

«По этому учению (Зендавесты) вся природа распадается на два царства: света и добра с одной стороны, мрака и зла с другой. Добро восходит к верховному творцу Агурамазде, пребывающему в царстве вечного света. В противоположность ему, дух зла Ангро Майнью, живущий во мраке, создал суровую зиму, удушливую жару, истребительный град, вредных и нечистых животных и т.д.»

Между ними происходит борьба, составляющая содержание всемирной истории, и должна идти 12 000 лет. В первые 3000 лет Агурамазда создавал чистых существ, небо, землю, растения; за следующие 3000 лет созданы люди и животные. Тогда восстал Ангро Майньюс, убил первобытных животных и людей и открыл период борьбы, достигший конца с рождением Заратуштры. С тех пор начался новый период в 3000 лет, в котором мы живем. Злой дух, хотя уже невидим и не может свободно находиться на земле, но все же оказывает влияние, оскверняя и губя, насколько возможно, творения светлого духа. По окончании последнего периода должен родиться от девы спаситель (Сошиант) Аставатерета (по другим преданиям три пророка), который вместе с Амешаспентами победит злых девов, восстановит мир, свободный от всякого зла и вечный, воскресит мертвых. Ангро Майньюс возвратится навсегда в первичный мрак, в котором он пребывал до начала мира». Обязанности человека состоят в том, чтобы всеми силами содействовать победе добра над злом.

Роль Агура Мазды обрисована, как видно, довольно не во внушительных формах.

Откуда взялся Ангро Майньюс - не видно.

* * *

Шантепи (Иллюстрированная история религий. Т. 2. С. 161 и след.) подтверждает, что «азура» и «ахура» - одно и то же

Относительно начала мира приводит 30-ю «гату» Авесты, в которой сказано:

«Ив начале были два духа, которые подобны были близнецам, и каждый из них был тогда сам по себе». «И когда оба духа встретились, тогда они создали прежде всего жизнь и смерть, и чтобы в конце концов преисподняя служила для злых, а небо для праведных». «Из этих духов неверный дух избрал себе злое дело, а (текст далее обрывается. — Ред.)

КЕЛЬТЫ И ДРУИДЫ

Юлий Цезарь. ЗАПИСКИ О ГАЛЛЬСКОЙ ВОЙНЕ, кн. VI(С. 124).

Перевод Клеванова, МСК. 1876.

«Во всей Галлии есть два сословия, которые пользуются значением и почестью... Это сословие друидов , а другое всадников. Друиды - посредники между людьми и богами, отправляют богослужение и общественное, и частное, толкуют гадания и все, что относится к религии. Они пользуются большим уважением, и к ним стекаются молодые люди учиться. Друиды решают почти все дела - общественные и частные: преступления всякого рода, убийства, споры о наследствах и о границах земель - все подлежат разбирательству друидов. Они определяют награды и наказания. Если же частный человек или должностное лицо не исполнили приказания друидов, то они его отстраняют от жертвоприношений, и это считается у них величайшим наказанием. Люди, подвергшиеся ему, считаются безбожниками и злейшими преступниками. От них все удаляются, избегают прикосновения их и разговора с ними, все их просьбы остаются без уважения, и им не оказывается никакой почести. У друидов есть верховный начальник, пользующийся над ними главной властью. В случае его смерти место его заступает тот друид, который пользуется наибольшим уважением; в случае нескольких соискателей с равными правами - выбирается голосами друидов, а иногда прибегают и к оружию. В известное время года бывает общее собрание друидов - на освященном месте в земле Карнутов... Туда стекаются все имеющие какие-либо дела и тяжбы, прибегают к решению и приговору друидов».

«Учение их, как полагают, возникло в Британии и оттуда перенесено в Галлию. Да и поныне те, которые желают основательно его узнать, по большей части отправляются туда для изучения».

«Друиды не участвуют в войне и свободны от платежа податей, они не несут ни военной и вообще никаких повинностей. Вследствие таких преимуществ многие и добровольно посвящают себя этому званию, и принимают его по воле родителей и родственников. Говорят, что они обязаны выучивать множество стихов, для иных учение продолжается более 20 лет. Они не считают позволенным передавать свое учение на письме. Для прочих же общественных дел и для частных употребляют они греческие буквы. Это, кажется, делают они по двум причинам: первое - не желают, чтобы учение их сделалось известно простому народу, второе - дабы не ослабить память, вверяя все бумаге».

«Между прочим, друиды стараются вселить убеждение, что душа не подлежит разрушению, а по смерти одного существа переходит в другое. Цель этого учения - внушить презрение к смерти и сделать храбрее. Кроме того, они много рассуждают о светилах небесных и их движении, о величине мира земли, о природе вещей, о силе и могуществе богов бессмертных, и свои сведения об этом передают молодым людям».

«Все вообще галлы склонны к набожности. В случае важной болезни или когда угрожает опасность, они или приносят в жертву людей, или дают обет принести. Для совершения этих жертвоприношений употребляются друиды. По убеждению галлов, боги их могут быть умилостивлены только тогда, когда за жизнь человека будет им принесена в жертву жизнь также человека. Бывают и общественные жертвоприношения этого рода. Иные племена употребляют для этого сплетенных из хвороста огромных идолов. Их наполняют живыми людьми, которые и погибают в пламени. Галлы считают, угоднее богам приношение в жертву людей, виновных в грабеже, воровстве или каком-либо преступлении, в случае же неимения таковых - приносят в жертву и людей ни в чем не повинных».

«Из богов наибольшим уважением пользуется у галлов Меркурий. Его идолов чрезвычайно много. Он считается изобретателем всех искусств, покровителем путешественников и странников, к нему прибегают в денежных и торговых делах. Кроме Меркурия галлы поклоняются Аполлону, Марсу, Юпитеру и Минерве. О них они имеют почти то же понятие, что и прочие народы. Аполлона они считают целителем болезней, Минерву учительницей разных рукоделий и искусств, Юпитера властителем небесных сил, Марса начальником воинского дела. Собираясь на войну, они большей частью дают обет принести ему в жертву то, что возьмут на войне».

«Галлы считают себя потомками бога Дита (Плутона) и говорят, что предание о том сохранилось у друидов».

По Шустеру (Тайные общества ) (Т. I).

Меркурий - это Тсутатеп (по ...)

Юпитер - Тараль (он же бог войны)

Аполлон - Белен

По Брокгаузу: Кельты - индоевропейского происхождения, пришли в Европу ... кругом Черного моря, по берегу Балтийского. ... других аборигенов (иберийской и лигурийской расы).

ДРУИДСКАЯ РЕЛИГИЯ

(Шустер. Тайные общества, союзы и ордена)

Религия друидов составляла предмет словесного обучения тех, которые были приняты в одно из подразделений друидов. Записывать вероучение было запрещено, чтобы оно не стало известно народу. Обучение велось долго, продолжаясь иногда лет 20. Друиды обучались жреческому искусству письма, врачебному и счетному искусствам, математике, астрономии, узнавали учение о стихийных божествах и догматическое учение. «Обучение совершалось при помощи изречений, рассчитанных исключительно на механическое запоминание. Оно имело характер глубочайшей тайны. Его мистический язык мог быть понятен только посвященным. В целях соблюдения тайны ничто не записывалось и не обнародовал ось».

Друиды разделялись на три класса (ваты, или зубу ты, барды, сенани, или дризиды). Эти последние и были собственно жрецы. Во главе стоял один выбранный жрец.

«Для низших разрядов глубокое символическое значение имел серп луны и рог изобилия с луной на нем. Для высшего - яйцо змеи (?) - весьма древний мистический символ жизни из восточных мифов и священная омела» (С. 116). Были также и друидессы, пользовавшиеся особой репутацией прорицательниц.

Друиды признавали одно божество (при политеизме массы кельтского народа). «В боге Таране они видели благодатную небесную силу, которая, обладая под различными именами самыми различными свойствами, объединяла в себе все божества кельтской мифологии. Он был единым божеством, но только в народной религии представлялся в виде множества отдельных божеств... Натурфилософия кельтских мудрецов приписывала происхождение мира, который должен быть уничтожен огнем и водой, этому началу. По их учению, мир представляет (представлял?) собой страшнейший хаос, явившийся из ужасающей бездны. Вследствие этого и люди, зарождающиеся из этого хаоса, от природы злы и порочны, и потому должны путем добродетельной жизни очиститься от этой прирожденной порочности... Друиды верили в личной бессмертие и в переселение душ. Душа, покинувшая тело, должна была... подвергнуться предварительному очищению, достигавшемуся лишь путем долгого странствования, во время которого она вселялась в людей, животных и даже растений. Кельтская поэзия дает страшные картины ужасных, населенных мрачными толпами мертвецов Озер Страха, ужасающих долин крови, через которые должна была проходить странствующая душа. А из пророчества одного бретонского барда, жившего в 4 веке по P. X., мы узнаем, что все люди должны трижды пройти через мрачную ночь смерти, прежде чем откроются перед ними двери небесного рая. Когда же душа достигнет необходимой чистоты, то перевозчики мертвецов перевезут ее на остров блаженных... Испив воды из источника, она возродится к новой вечной жизни и, узнав дорогих ей людей, будет ликовать, радуясь свиданию с ними» (С. 118).

«Важнейшими сторонами религии кельтов была необычайная вера в чудеса и какая-то зверская жестокость при жертвоприношениях человеческой крови» (С. 114).

Пленных массами загоняли в клетки, имевшие грубую форму человека, - и сжигали. Приносили в жертву преступников. Жрец убивал их мечом перед алтарем.

Жрецы гадали, имели сношения с духами и т.д.

Примечание. Несомненно, что в описании религии - большая путаница, тут, вероятно, накопились, сверх древних, римские и даже, может быть, христианские влияния, и в общем получилась каша. Да и сам Шустер плохо понимает верования и не может перестать быть либеральным публицистом, вместо роли ученого описателя.